Вы здесь
Геополитика Мнение 

Почему началась кампания против Катара?

Очевидно, что если изоляция Катара продолжится, он продолжит «битву компроматов»: выяснится много нелицеприятного из тайной дипломатии монархий Персидского залива.

Возможно, что именно такой реакции Катара ожидали в Вашингтоне и Москве.

Шесть арабских стран заявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром. Бахрейн, Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ, Йемен и Ливия обвиняют Доху в поддержке террористических организаций и вмешательстве во внутренние дела государств. Катар отрицает обвинения и заявляет, что против него развернута кампания.

   

Эксперты отмечают, что кризис возник после визита Дональда Трампа в Эр-Рияд, где он принял участие в саммите.

В ходе выступления Трамп продолжил антииранскую риторику, призвав страны региона сплотиться против Тегерана, который, по мнению американского лидера, оказывает террористам поддержку. Одним из механизмов сдерживания должен стать проект «арабского НАТО», который активно поддерживает Саудовская Аравия.

Иранский водоворот

В водоворот антииранской политики и заявлений оказался втянут Катар. Одной из причин для дипломатического скандала послужили слухи о стремлении Дохи расширить сотрудничество с Тегераном.

24 мая агентство Qatar News опубликовало заявление эмира, в котором он якобы призывал ОАЭ, Бахрейн и Египет пересмотреть позицию в отношении Ирана, с которым не стоит обострять отношения.  МИД Катара опроверг информацию, утверждая, что сайт подвергся хакерской атаке, и выразил недоумение в отношении позиции «некоторых СМИ и телеканалов, которые продолжали публиковать и комментировать ложные заявления».

1 июня тунисское издание «Эссада», анализируя инцидент, также отмечало, что несмотря на официальное опровержение со стороны катарских властей и агентства Qatar News, «каналы Саудовской Аравии, ОАЭ и Египта продолжили анализировать фальшивое заявление, как будто оно настоящее. Более того, с первых минут его появления, они стали выкладывать подтверждающие видео, для подготовки которых требуется длительное время, как будто все они были сделаны заранее «в ночное время» одним из катарских чиновников».

Остроты добавил тот факт, что 27 мая эмир Катара поздравил Хасана Роухани с победой на президентских выборах. По сообщениям СМИ, в ходе переговоров шейх призвал существенно расширить двусторонние отношения.

Отношения Катара с Ираном сложней, чем у Саудовской Аравии. Если для Эр-Рияда Тегеран является явным геополитическим противником от религиозно-идеологической составляющей до экономических и политических вопросов в регионе, то Доха, несмотря на имеющиеся противоречия, в тоже время «повязана» с Ираном газовыми интересами.

Речь идет о катарском нефтегазовом месторождении Северное, которое граничит с иранским «Южный Парс».

Ряд экспертов отмечает, что Доха и Тегеран вели переговоры о совместной разработке месторождения Южный Парс. В частности, Катар предлагал Ирану вести добычу на иранской части этого месторождения, но направлять газ на сжижение на свои заводы.

Газовые интересы, и прагматичное желание сохранить в регионе противодействующую Эр-Рияду силу, могли подталкивать Доху к более сдержанной политике в отношении Ирана. Но едва ли катарский эмир топорно и публично стал бы призывать к пересмотру антииранской повестки. Он продолжил бы действовать в рамках закулисной дипломатии.

Зачем понадобилось начинать массированную информационную атаку против Катара? И почему именно сейчас?

Катар против альянса?

Попытка дискредитировать Катар на международном уровне напрямую связана с интересами Саудовской Аравии. Именно сейчас Доха стала представлять наибольшую угрозу для планов Эр-Рияда.

У этих стран давние противоречия.

Конфликт достиг апогея в период «арабской весны», в ходе которой Катар и Саудовская Аравия стали выяснять, «кто в доме хозяин», используя политическую нестабильность других стран.

Поворотным моментом стал кризис в Египте, когда Катар оказывал поддержку «Братьям-мусульманам», что сильно не понравилось не только Саудовской Аравии, но и ОАЭ и Бахрейну – именно тем странам, которые сегодня составляют ядро антикатарской коалиции.

С другой стороны, политические обиды трехлетней давности не объясняют спланированную информационную атаку и внезапное стремление скомпрометировать Доху в глазах мировых игроков, в первую очередь Штатов, «навешивая» на него обвинения в финансировании «Аль-Каиды» и ИГ.

А вот планы по созданию «арабского НАТО» могут быть причиной.

Саудовская Аравия давно продвигает подобный проект, поскольку он позволит закрепить за собой доминирующие позиции в регионе. Но было две проблемы.

Первая – администрация Обамы, которая, опасаясь последствий, не оказывала поддержки, а самостоятельно саудиты не в состоянии объединить страны региона под знаменем своих интересов. Трамп решил этот вопрос, обозначив общего врага в лице Ирана и отведя Эр-Рияду ключевую роль в новом альянсе.

Вторая проблема – это Катар, которому невыгодно усиление своего соперника (в Дохе не забыли, как в 2010 году Саудовская Аравия пыталась устроить им водоворот революции, оказывая поддержку протестующим) и у которого есть возможность встать на пути формирования просаудитского блока: оказывая влияние на потенциальных участников, например на Турцию, и ведя закулисные переговоры, в т. ч. с Тегераном.

Возможно, поэтому саудиты решили пойти на опережение и, объединившись с региональными союзниками, нанесли имиджевый удар по Катару.

Причем главной целью атаки является дискредитация Дохи в глазах Вашингтона, чтобы лишить оппонента главной страховки – американской военной базы.

Турция за Катар

Закономерным последствием стал ответный слив компромата со стороны Катара.

Интересно, что Доха не спешит уличать Саудовскую Аравию в политической нечистоплотности и наносит точечные удары по другим участникам.

В частности, катарские СМИ распространили компромат на посла ОАЭ в США Юсефа аль-Отайба, который оказался причастен к попытке неудавшегося переворота в Турции в 2016 году. Также на поверхность вышла информация о попытках ОАЭ заменить Саудовскую Аравию в роли главного регионального союзника Соединенных Штатов.

Почему был слит именно этот компромат, догадаться нетрудно – Катар пытается внести разлад в сформированную против него коалицию и, главное, играет на страхах Анкары, а это почти беспроигрышный вариант.

Во-первых, у Эрдогана большие опасения относительно планов Вашингтона на сирийский кризис, и в т. «ч. по этой причине Эрдоган не готов терять альтернативный для себя союзнический плацдарм в лице Тегерана.

Кроме того, турецкий лидер продолжает поиск внешних игроков, причастных к попытке госпереворота, и в этом плане слитый компромат на ОАЭ пришелся как нельзя кстати.

А если добавить к этому, что у Турции и Катара схожие взгляды на тех же «Братьев- мусульман» и в Катаре находится турецкая военная база – то можно сказать, что в нынешней конфронтации одного союзника Доха себе нашла.

Борьба компроматов

Очевидно, что если изоляция продолжится, Катар, скорее всего, продолжит «битву компроматов» и на суд международной общественности будет вынесено много нелицеприятного из тайной дипломатии монархий Персидского залива.

#{author}И вполне возможно, что именно такой реакции Катара ожидали в Вашингтоне и Москве, поэтому максимально дистанцировались от вспыхнувшего конфликта. Но тут интересен другой вопрос – какова вероятность, что Белый дом и Кремль планировали такое развитие событий?

Мог ли Трамп осознанно играть на амбициях саудитов и подталкивать их к прямому конфликту с Катаром? Могла ли Москва дать молчаливое согласие на атаку Эр-Рияда против Дохи, ведь, скорее всего, в ходе визита в Россию 30 мая министр обороны Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман обмолвился о своих намерениях.

Не в плане «отчитаться», а в плане «ставим вас в известность, ведь у вас с Катаром есть прямые договоренности», в т. ч. по экономическим вопросам…

Здесь можно только гадать

Не подвергается сомнению пока одно – если Катар продолжит «сливы» на своих соседей – выгодополучателями от такой битвы компроматов в первую очередь станут внешние игроки, а и без того нестабильная ситуация на Ближнем Востоке может претерпеть очередные изменения.

Могут сформироваться новые тактические союзы, один из которых Катар – Турция. Тут кстати важно отметить, что турецкий лидер уже обсудил с президентом России ситуацию вокруг Катара. А Иран, как сообщают СМИ, заявил о готовности снабжать Катар продовольствием.

Учитывая, в какую сторону стал поворачиваться конфликт вокруг Катара, вполне возможно, что администрации Трампа придется передоговариваться с саудовскими партнерами, поскольку контуры потенциального расклада сил едва ли устроят Вашингтон.

Надана Фридрихсон, телеведущая, эксперт по Ближнему Востоку

Информация — vz.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

911 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

 

 

свежие-новости-ВК

 

 

 

Добавить комментарий

CAPTCHA image
*

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: